Версия для слабовидящих: Вкл Выкл Изображения: Вкл Выкл Размер шрифта: A A A Цветовая схема: A A A A
Версия для слабовидящих
Закрыть
Авторизация

Олег Мелентьев, декан факультета АЭС (выпускник МТС (МЭС))

Олег Мелентьев, декан факультета АЭС (выпускник МТС (МЭС))

Олег Мелентьев, декан факультета АЭС (выпускник МТС (МЭС))

Связать и защитить: Олег Геннадьевич Мелентьев, декан факультета АЭС

Олег Геннадьевич Мелентьев выпускник МЭС 1988 года. В 2007 году он подытожил свой научный опыт в книге «Теоретические аспекты передачи данных по каналам с группирующимися ошибками» (её всё ещё можно разыскать на Ozon.ru). На следующий год – защитил докторскую диссертацию «Комплекс решений по повышению эффективности передачи данных в радиоканалах». А в ноябре 2009 года его избрали деканом АЭС.

 

- После окончания института Вы успели поработать в научно-исследовательской лаборатории. С какого возраста Вы стали считать себя инженером?
- До третьего курса института я ничего не паял и вообще не «бредил» схемотехникой. У меня был другой опыт практической работы в области связи.  В старших классах школы я попробовал свои силы в строительно-монтажном управлении системы Связьстрой, у мамы. С этого момента родители начали меня приучать к будущему профилю – они надеялись, что я стану прорабом в одном из подобных СМУ. Научусь безукоризненно прокладывать кабель, обустраивать сопутствующую инфраструктуру. К моменту поступления в вуз я уже два летних периода был причастен к этому действу.
Закончив первый курс, я тоже отправился строить кабельную канализацию – на Бугринском жилмассиве. На этот раз уже в качестве стройотрядовского бригадира. Потом мы работали в районе Городской больницы. Тянули кабель в Мошково. Недавно проезжал мимо, не смог удержаться – заехал, посмотрел на станционный колодец, который мы когда-то «ковыряли». В этих краях мощные грунтовые воды, и нас постоянно заливало. К тому моменту, когда мы начали устанавливать «чашу» колодца, котлован наполнился водой. Чаша поплыла. А мы, стоя в этой «шлюпке» до победного долбили дыру в центре чаши - пока наружу не прорвался фонтан ледяной воды, а мы вместе с колодцем не ушли на «дно».

- Трудно ли было в те времена поступить в институт связи, хватило ли Вашей школьной подготовки или пришлось обращаться к репетиторам?
- Прямо скажем – я не был блестящим учеником. И не стесняюсь озвучивать свой средний бал в аттестате зрелости – 3,5. Но делаю это исключительно из педагогических соображений. Я убеждаю своих студентов, что вуз даёт человеку ещё один шанс переписать свою биографию. Мой опыт – тому подтверждение. В 80-е экзамены сдавали только в 8 и 10 классах. Девятый – «межсезонье». И мы расслабились. Восстановил упущенное уже летом перед поступлением.
Математика у меня всегда была «на 5», проблемы возникли с другими предметами, включая, к сожалению, физику. Мне повезло: хорошая математическая подготовка и технический - как потом выяснилось – склад ума позволили мне за лето самостоятельно осилить физику. Математику (устно и письменно) я сдал на 5 и 4, физику – на твердую четвёрку, сочинение так же написал «хорошо».

- Вы проявили характер. Это фамильное?
- В моей семье не принято паниковать перед трудностями. Родители учили меня, что каждый должен стать профессионалом в своём деле. Моя мать – бухгалтер, потом главный бухгалтер СМУ. В новые времена - аудитор, уважаемый в своей области человек. Отец был бригадиром слесарей-монтажников. Пару раз в год его «бросали» на ремонт доменных или мартеновских печей – такие специалисты требовались по всему Союзу. Он работал до последнего, пока не начали подводить зрение и слух.
Конечно, мне хотелось доказать родителям, что я не пропащий и тоже чего-то стою. Я поступил на МЭС и очень быстро втянулся в учебу. Я чувствовал, что при всём моём рвении в учёбе мне не хватает практики, поэтому после третьего курса устроился работать в лабораторию к Александру Николаевичу Игнатову. Творческая работа в научно-исследовательской лаборатории давала уникальный  практический опыт и богатые возможности для самореализации. Постепенно я передумал становиться прорабом, мне уже хотелось быть разработчиком аппаратуры самого разного назначения.

- После защиты диплома Вы остались работать в институте?
- Да, я распределился в научно-технический сектор инженером и проработал в лаборатории с 1988 до 1993 года. Мы заключали договоры с различными предприятиями,  проводили исследования, разрабатывали и изготавливали различные приборы. Скажем, один из самых интересных проектов у нас был с Останкино. Мы разрабатывали устройство автоматического контроля уровней сигнала звукового вещания. Это сейчас на рекламе уровень звука задирают, а тогда с этим было строго. Наше оборудование как раз было призвано фиксировать любые отклонения громкости сигнала «Останкино». Так что на этом проекте полигон был от Москвы до Новосибирска, а главной движущей силой - молодёжь, студенты и аспиранты.

- Как случилось, что Вы оставили инженерское поприще и пошли преподавать?
- В ночь после Старого нового года пожар уничтожил целый корпус института, в том числе и нашу лабораторию. Работать стало просто негде. На побег из вуза я не решился – времена были суровые, а коммерческой жилки я в себе не ощущал. К тому времени у меня уже был небольшой преподавательской опыт – с первого дня моей работы в НИЛе приходилось замещать приболевших педагогов на лабораторных работах. Первый раз войти в аудиторию к студентам, которые с тобой почти не различимы по возрасту, управлять учебным процессом, корректно сдерживать натиск двоечников в конце семестра - нелегко. Думаю, такие же сложности возникают и у сегодняшнего, стрессоустойчивого поколения, ведь и студенты стали более жёсткими! Преподавателю-первогодку во все времена тяжело. Со временем с моим мнением стали считаться, я набрался опыта, у меня появились аспиранты...
Аспирантура большинству студентов представляется совершенно неправильно. Большинство уверено, что это привычное продолжение образовательного процесса. Тебя чему-то учат, а ты на базе этих знаний пишешь какую-то работу. Но оказывается, что ты всё делаешь сам. А чтобы написать стоящую работу, должно сойтись много звёзд. Как показала практика последних лет, в нашем вузе очень мал процент защитивших диссертацию через три - четыре года из поступивших в аспирантуру после окончания вуза и не занимавшихся ранее научной работой.
Я отбираю талантливых студентов на третьем курсе. К четвертому – отсеиваются 80-90%. Зато оставшиеся работают весьма эффективно. Один из моих аспирантов – Павел Анатольевич Коновалов, защитил кандидатскую диссертацию в 24 года. Надеюсь, в следующем году всё получится и у Алексея Шапина. И сегодня в нашей лаборатории трудятся студенты четвёртого курса, что даёт надежду на успешное продолжение эксперимента.

- Вы говорите о них, как о членах своей команды!
- Так и есть.  Алексей мне серьезно помогает. Вместе мы организовали научно-учебный центр, в котором ведём подготовку студентов к работе с оборудованием
D-Link. Мы работаем на внутреннем рынке, для наших студентов – обучили уже 160 человек. Цена у нас в 3 раза меньше, чем на открытом рынке: 3900 против 13-15 тыс. руб. У нас в центре молодые люди могут разобраться в новейшем оборудовании и получить международный сертификат.
Важность этого центра не только в зарабатывании денег для факультета, но и в том, что он позволяет задержать на кафедре талантливых аспирантов уровня Алексея. Ведь будущее вуза – только в молодых кадрах. Старшее поколение делает своё дело: везёт на своем горбу огромный воз под названием учебный процесс. Без этого никак. Но инновационное будущее - на совести молодых, и они необходимы университету.

- Когда Вас избрали деканом, у Вас не было соблазна затеять революцию?
- Я начал исполнять обязанности декана за два месяца до официального избрания под наблюдением своего наставника, Вячеслава Петровича Шувалова, много лет проработавшего деканом нашего факультета. Это человек известный и глубоко уважаемый не только в нашей стране, но и за рубежом. Конечно, у меня есть планы по изменению факультета, но это – «мягкие реформы».

- Кажется, все деканы планируют сменить старые вывески на новые!
- И мы не исключение. До конца года надеемся сменить название. Совет уже принял такое решение, осталось подобрать удачные слова и аббревиатуры. Многое нужно менять и по сути, в деканатско-студенческой жизни. К сожалению, бесконечные кризисы и демографическая яма внесли свои коррективы в университетскую жизнь. В университет часто попадают слабомотивированные абитуриенты с низким уровнем физико-математической подготовки. Появилась проблема с посещаемостью. Плохо, что студент не «заточен» на созидание, на получение новых знаний. Для многих всё сводится к одному: есть интернет, и мы там возьмём. Но кто туда всё положит? Этим вопросом мало кто задается.
Ещё одна большая проблема, как ни странно, компьютерная безграмотность. Конечно, отличительные черты нового поколения – коммуникабельность и свободное владение телекоммуникационной техникой и технологиями на уровне юзера. Но наши студенты – как будущие профессионалы – должны быть на голову более продвинутыми, чем рядовой обыватель. А получается это далеко не всегда.
Я вижу свою задачу в том, чтобы больше мотивировать студента. Необходимы новые методики преподавания, ведь у нынешних студентов иная психология. Трудно представить большинство сегодняшних студентов, обложенных книжками. Часто они просто не умеют пользоваться содержанием, лишённым функции контекстного поиска. Надо приблизить информацию, чтобы затраты на понимание материала не были намного  больше, чем затраты на поиск обходных путей.

- Специальность вашего факультета «Информационная безопасность телекоммуникационных систем» бьёт все рекорды популярности. Вы так хорошо её пиарите?
- Конечно, есть понятие моды, но всё же главная составляющая этой популярности – востребованность специалистов по информационной безопасности. Теперь, когда документооборот переходит в электронную сферу, ответственные лица должны быть уверены, что он не скопирован и не изменён, а уж если модифицирован – точно знать, кто это сделал. И закон 152-ФЗ «О персональных данных» от 27 июля 2006 года буквально взбодрил всех. Теперь в каждой организации, которая ведёт базу клиентов, должен быть человек, обеспечивающий защиту данных. Уверен, потребность в наших выпускниках не снизится.
Не менее популярна и наша базовая специальность – «Сети связи и системы коммутации». Раньше существовало четкое разграничение: системой автоматических телефонных станций занимаются выпускники АЭС, междугородкой ведают выпускники МЭС, а радисты берут на себя ответственность за телевидение и радиовещание.
Но сейчас всё усложнилось. В каждом доме есть и телефон, и интернет, и кабельное телевидение. Часто все эти услуги предоставляет один оператор. А наши выпускники как раз готовятся для проектирования, развёртывания и технического обслуживания этих мультисервисных сетей. Поэтому, если студент на занятиях не скучает, а пытается вникнуть в то, что говорит преподаватель, у него не будет особых проблем с трудоустройством. Он придёт на собеседование к такому же выпускнику СибГУТИ, только уже чего-то добившемуся в профессиональной жизни, блеснёт знаниями и получит хороший стартовый оклад. Есть примеры того, что наши выпускники через два года работы выходили на уровень зарплаты в 40-70 тыс. руб. 

Интервью и фото: Антон Веселов.


Возврат к списку